РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ, 1826-1827г.

Дорогие гости, приглашаем вас окунуться в антураж эпохи начала правления императора Николая I Павловича, занять нужную роль или явиться своим персонажем! Дворяне, купцы, ремесленники, служащие и т.д. - мы будем рады всем!

---

Петербургское дворянство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербургское дворянство » О героях нашего времени » 09 сентября 1826 года. Одна беда с такими сватами.


09 сентября 1826 года. Одна беда с такими сватами.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/yHgS1Ar.jpg

Участники:
Степан Захаров, Владислав Захаров, Наталья Захарова. В качестве НПС, представители хоть и обедневшего, но древнего дворянского рода, Антон Иванович и Пётр Антонович Долгоруковы
Сюжет:
В тот субботний день гостей не ждали, не звали. Незванный гость, говорят, хуже басурмана. А если незванный негаданный сват прибыл в купеческий дом Захаровых - упаси Господь разгневать обоих мужчин Захаровых.

Отредактировано Степан Захаров (2021-09-05 19:05:37)

+3

2

- Вот удивили.
  Степан Григорьевич открыл лакированный футляр, вытащил уже устаревшую фузею и принялся рассматривать резной рисунок на замке оружия. Фузея отлита под Тулой, ещё во времена войны России и Швеции, Россия ещё империей не успела стать. Подарили ему в знак дружбы некие Долгорукие, великие князья, хвастающие своей родословной. Да, ружьё богато украшено, наверняка хорошо пристреляно, только вот Захаров не любитель охоты и даже собак охотничьих не держит, считая это занятие дворянским баловством и будучи верным пословице "делу время потехе час" предпочитал вести дела купеческие неустанно, постепенно передавая одно за другим своему сыну Владиславу. В том числе и патент поставщика двора Его Императорского величества.
  Такие подарки дарятся неспроста, и Степан Григорьевич знал, к чему у Долгоруковых намерения идут. Непонятно, однако, они потомки тех самых Долгоруковых, которые в своё время хотели женить юного императора Петра II на своей родственнице, после того как добились полной отставки всесильного Меньшикова Александра Даниловича, светлейшего князя. а может, дальние родственники, седьмая вода на киселе, и, кроме фамилии, им и похвалиться нечем. Неизвестно. Пока что. Скоро прояснится. Владиславу бы показать фузею. Сколько на ней шведских, прусских или турецких душ? А может, только рябчиков да зайцев знали её пули. Не узнать никогда. Дорогое коллекционное ружьё времён Петра I, основателя Российской империи, место которому на стене а не в арсенале.
  Память услужливо подсказывает. После смещения светлейшего князя Александра Даниловича Меньшикова Долгоруковы намеревались породниться с малолетним императором Петром II, даже сосватали за него свою родственницу, да на их беду, император вскоре заболел оспой и отправился к своему деду Петру Великому. Долгоруковы попытались было узаконить сватовство в Сенате, да не вышло, и, по иронии судьбы, вскоре сами отправились в ссылку без чинов и состояния. Да, собирались женить императора...
  И сейчас, наверняка, просто зарятся на его, Степана Григорьевича, богатства. Столичные повесы, фаты, что отец, что сын, любят появиться в обществе, блеснуть, показать широту размаха... да вот обещал он своей младшенькой, что не выдаст он её замуж, коли не люб окажется. В своё время не спросил согласия старшей дочери Виктории, но может перед собой оправдаться, видел он, что не пустит деньги обедневший дворянин Владимир Самойлов деньги на ветер, не прокутит, сможет быть крепким хозяйственником на своём имении. А Долгоруковы?.. Посмотрим, посмотрим. может, хотят предложить купить имение лично ему? Хотя какое тут имение, он не дворянин, не служивый, да и есть с чего доходы получать. И мысли в другое направлены. Так или иначе, как ни считай, но пароходством перевозить грузы дешевле чем тягать на бурлаках от Москвы до Петербурга или от Астрахани до Москвы. Но и его одного мало, надо с другими купцами думать как вместе открывать пароходное судоходство, какой пай учреждать и что делать вообще. Владьку надо привлекать, голова у сына светлая, авось и он что умного подскажет. а ему бы на покой со временем, сидеть, пить чай из самовара с яблочным вареньем, или белого очищенного, с бочковыми пряными огурцами или селёдочкой.
  - Тебе чего?
  Оказалось, Долгоруковы уже у ворот, просят принять, свататься приехали к его младшей, Наташеньке. Не купцы, сразу видно. Тот же Черняев, или кто другой, предупредили бы что едут со столь важным визитом. словно бы так, мимоходом, "а не посвататься ли нам к Захаровым, у них дочка есть, да и на приданное Захаров - старший не скуп, сказывают". А с другой стороны, не гнать же их с порога.
  - Хорошо, пусть проходят. Распорядись от меня на кухне, чтобы стол накрыли. Да позови Наталью, скажи, отец зовёт. Пусть покажется, да... и Влад пусть тоже подойдёт посмотрит на них.

+4

3

- Вот дела, - Теофил Иванович поудобнее устроился в кресле, вытягивая ноги. Как водится, Владислав Степанович, сын купца Захарова, и Теофил Иванович, его друг, приказчик, занимались делами в канторе, которая находилась в доме Захаровых. Тут Теофил Иванович был завсегдатай, уже не первый год ходил в друзьях у сына хозяина. Да и занимались Владислав Степанович и Теофил Иванович делами, а не балагурством, поэтому от этой дружбы было больше толка, чем наоборот. Вместе они работали над несколькими проектами, вместе пытались заработать больше денег для Торгового Дома Захаровых, и вместе пытались найти новые пути покупки и продажи товаров. Например, тот же "Восточный проект", которым всячески гордился Владислав. И дело было не в том, что он хотел как-то переплюнуть своего отца, или показать, что он может намного лучше, а в том, что он действительно хотел, чтобы Торговый Дом Захаровых развивался в разных направлениях. "Восточным проектом" они с Теофилом Ивановичем занимались уже не первый месяц, и не так далек тот день, когда он начнется реализоваться. Но между делами они могли себе позволить и отдохнуть, попросить слуг, чтобы приготовили испить чаю.
Вот и сейчас Владислав Степанович рассказывал Теофилу Ивановичу про сватовство, которое хотели затеять Долгорукие. Узнал он про это от отца, и только потом попытался узнать, о ком идет речь. Фамилия была дворянская, и это Влада насторожило. Не смотря на то, что его сестра Виктория уже стала женой дворянина, Владислав все равно был того мнения, что подобные браки случаются только из-за богатства невесты. Возможно, даже молодожены потом действительно полюбят друг друга, но чем дольше Влад жил на свете, тем меньше верил, что из брака по расчету может выйти что-то дельное. Виктория и Владимир были скорее исключением из правил.
Влад взял одну из чашек чая, которые им принесли, отпил из нее и кивнул на слова Теофила.
- Да, представляешь, говорят, что свататься хотят.
Теофил хмыкнул. Он стал невольным свидетелем истории, что случилась в начале мая, когда Наталье стало неожиданно плохо после того, как одна из крепостных стала играть на фортепьяно. К тому же, Теофил Иванович и сам прекрасно знал обитателей дома Захаровых, поэтому подобное сватовство представлял... с трудом.
- Вас ждет Степан Григорьевич, - сказал один из слуг, которого Захаров послал за сыном. - Долгоруковы пожаловали.
Теофил Иванович снова рассмеялся, а Владислав кинул в него папкой с документами.
- На, разбери, Теофил Иванович, пока меня не будет, потом расскажу, как дело устроилось.
С этими словами Владислав Степанович вышел из канторы и направился к отцу. Когда он пришел, ни Долгоруковых, ни Натальи еще не было. Видимо сначала отправились за Натальей, и пока та наводила красоту, как барышням и полагается, сходили за Владиславом Степановичем. И только после уже позовут сватов.
- Странное дело получается, - сказал Владислав Степанович, останавливаясь около отца, пока они еще были одни. - И с чего вдруг Долгоруковы эти свататься удумали? Или перевелись уже девицы из их? Так нет - нынче осень, а, значит, начинается сезон. Дебютантки в свет выходят, а там одна другой краше.
Влад, как и его отец, был купцом первой гильдии и положение в обществе имел не малое. К тому же, благодаря Торговому Дому Захаровых и репутации их семьи, знакомых среди дворян у них было - хоть отбавляй. Благодаря подобным знакомствам в высшем свете Санкт-Петербурга, Влада, как человека молодого, не редко звали на вечера и балы. Соглашался он далеко не всякий раз, потому что подобное общество было для него чуждо, но были среди них друзья, к которым Владислав Степанович относился с симпатией, оттого и бывал у них.
- Право слово, странное дело.

+3

4

Для Антона Ивановича этот брак был шансом. Шансом все поправить, и в финансах, и в том, что принято считать уважением в обществе. Та неудачная афера, ставшая для их рода почти фатальной, сказывалась и на них, правнуках фаворита Петра Второго. Хотели сохранить династию у власти, но лежащий без сознания император не смог подписать подложную духовную в пользу племянницы главы рода тогдашнего, Василия Лукича, Катеньки Долгоруковой. Тогда пришлось вызывать из Курляндии дочь брата Петра Великого, Иоанна, Анну Иоанновну. Ей были посланы кондиции, требующие прибыть без фаворита, без Бирона. По приезде она их разорвала, и жестко расправилась с Долгоруковыми. Сначала отправили губернатором в Сибирь, а потом еще в дороге арестовали все имущество и отправили на поселение. А когда интрига с завещанием вскрылась, почти всех ключевых участников казнили.
  И наверно не быть бы им обоим здесь в столице, если б судьба не пощадила тех, кто и стал предками Антона Ивановича. Когда экс фаворит Иван Долгоруков жил в освобожденном Меншиковым Березове, были послабления небольшие, он снова стал вести разгульную жизнь. Тогда и появился тот кто смог продолжить эту, малоизвестную, ветвь рода. И когда Ивана казнили, он был в ссылке вместе с детьми Натальи Борисовны, новобрачной жены Ивана. Его усыновили, в тех условиях не смотрели с кем мог согрешить Иван, и позже, разными путями, долгорукие вернулись. кто-то вернул былое величие, и они стали предками другой Екатерины Долгоруковой, возлюбленной царя-освободителя. А наши герои, чьими потомками являлись Антон Иванович (его отец другой Иван, не фаворит) и Петр Антонович - остались обедневшими родственниками, унаследовавшими от прадеда тягу к легкомыслию и блуду. Но Антон не оставлял надежды поправить дела. Правда, он понимал, что блистать в гостиных высшей аристократии им не след, и Петр жених невыгодный, только и оставалось что делать упор на приданое там, где возможно. И в этом плане очень подходил купец Захаров. Он навел справки, узнал что у него три дочери, что одну он удачно выдал за дворянина Самойлова, другая убежала с артистом, сплетники-то все рассказали, и что есть третья, слабая здоровьем, и пока не замужем.
  Петр ее увидел на гуляниях в Рождество и сказал отцу. Тот и начал действовать. Подарки стал присылать. И вот сейчас, в сентябре, решился заложить экипаж (скромную коляску, купленную по объявлению) и отправиться свататься. Вместе с сыном, который приобрел у модисток весьма фривольное, откровенное, платье, и решили преподнести это Наталье Степановне.
Он велел доложить о них, и успел услышать фразы, выдающие волнение в доме.
    - Хорошо, пусть проходят. Распорядись от меня на кухне, чтобы стол накрыли. Да позови Наталью, скажи, отец зовёт. Пусть покажется, да... и Влад пусть тоже подойдёт посмотрит на них.
    - Мое почтение, господин Захаров. Наверно, вы не ожидали такого визита. А повод для него приятственный. И надеюсь, выгодный для нас обоих. Вам, наверно, доложили уже. Да-с, сватовство дело серьезное... Можно ли видеть Наталью Степановну?
    Он старался быть учтивым, но получалось несколько фатовато.

+1

5

После истории случившейся с ей старшей сестрой Викторией, сватовство и замужество Наташе казалось худшим кошмаром. Она не представляла чего хорошего может быть в браке и почему некоторые девушки туда так сильно стремятся. И пусть сейчас у старшей сестры, кажется, жизнь сложилась: наладились отношения с супругом, их первенцу 4 месяца уже! Ну и что? Всё равно она помнила бессонные ночи, переживания и слёзы сестры. Пусть в итоге выбор отца оказался хорошим, но пережитое наложило отпечаток на сознание девушки и она если и думала о том что следующая её очередь (раз Анна сбежала), то лишь с дрожью от страха и неприязни.

Ей говорили про Долгоруковых, про Петра. Она знала прекрасно фамилию и то что с ней связано несколько видных деятелей, повлиявших на ход истории. Видела подарки, но совсем её это не радовало и даже никак не интересовало. Напротив, каждое новое упоминание "сватов" вызывало страх и опасения что папенька всё же не сдержит обещания и выдаст её замуж.

Дошло до того что впечатлительная Наташа стала видеть кошмары об этом. И вот накануне ночью ей также приснился неприятный сон, она не выспалась, была бледной и страдала от головной боли. Подремать также не выходило потому что она от головной боли, переживаний и общего напряжения не могла заснуть. Словом, весь день с самого утра ходила бледной, усталой, а под глазами появились следы бессонной ночи.

- Что-то ты… спала что ли плохо? - поинтересовалась матушка.
- Да, не знаю я… не знаю… - Наташа старалась усадить себя за чтением, но и без того неусидчивая из-за астенического синдрома девушка, сегодня была особенно беспокойной и прерывалась, вскакивала с места то и дело.
- Чего не знаешь? - усмехнулась маман. - Бросай ты надумывать себе! Вредно тебе - это раз. Ну и ерунда такая не стоит даже!

Наталья хотела возразить, однако тут ей сообщили что прибыли гости и она уже возражала о том почему же гости приехали без предупреждения и почему её требуют в гостиную. А когда уточнил слуга какие гости её ждут захотелось просто убежать из дому! Кое-как матушка властным голосом заставила дочь не заниматься ерундой и привести себя в порядок: причесаться и платье надеть понаряднее и без зелёных пятен от травы. Так что пока она попрепиралась, пока причесалась, пока переоделась - к гостям вышла когда все уже были в сборе а папенька даже уже что-то рассматривал.

"Кажись, снова какую-то дорогую штуку привезли", - промелькнула мысль. Лишним ли говорить что дорогие подарки её совсем не впечатляли? Откуда ей знать что дорого, значит ценно, если она сама ни дня не работала и в нужде не жила никогда?!

- Здравствуйте, - негромко поздоровалась Захарова сразу со всеми находящимися в комнате, получила незаметный тычок в спину от мамы и вежливо улыбнулась.

- Здравствуйте-здравствуйте, - поприветствовала гостей женщина куда приветливее и радушнее чем дочь.

Отредактировано Наталья Захарова (2021-11-15 16:49:12)

+3

6

- Вот уж похоже перевелись девицы. Одни бесприданницы остались. - Степан нахмурил брови и продолжил вполголоса. - Если Натальюшка окажется благосклонной к ним, я бы поразузнал, что да как у них, каковы земли и сколько душ, как живут. Сдаётся мне, не люба им дочь моя, на деньги зарятся. Самойлов хоть в лоб сказать не постеснялся.   
  Степан Григорьевич помнил своё обещание, коли не люб окажется жених, не неволить Наталью. Пусть по сердцу выбирает жениха. Даже если он будет из простых, не из купеческих, хотя от такого мезальянса он будет не в восторге. Старшая, Виктория, замужем, и он сам лично не прогадал с женихом. Пусть он из обедневших, а оказался не мотом и приданое не пустил по ветру. Умел видеть людей старый купец, потому и отдавал с лёгким сердцем, приговаривая "стерпится - слюбится". Средняя дочь убежала в столицу, в театр, и в их доме при Степане она не упоминалась. А вот сватаются к младшей его, Наталье, тоже из обедневших дворян, как и Самойлов. Да только слишком уж стараются задобрить его, льстят не в меру. Да кажись и сына не радуют такие сваты. Поговорить бы с сыном после их ухода, поделиться мыслями. Не дочь нужна Долгорукову - младшему, как его, Антону Петровичу, а приданое. Вот только от Самойлова их отличает то, что они почти наверняка приданое промотают на светские рауты. Сказать Владиславу, чтобы присмотрел, чем обладают Долгоруковы. Каковы земли, сколько душ, а может, всё заложено и давно перезаложено. Не умеют дворяне считать деньги, а потом не знают как поправить положение. А то, понимаешь, взять да осчастливить их приданным... а оно немалое. А ежели у них в одном кармане смеркается, а в другом заря занимается, и не умеют они распоряжаться капиталом, так Наталью он обрекает на несчастную судьбу. Любимую дочку.
  - Милости прошу, гости дорогие...
  Заходит Наталья. Совсем не рада гостям, и на Антона смотрит совсем не по-доброму. Тихое приветствие, только Софья, жена его и мать его детей, более приветливо чем дочь. Любопытство, кто ж такие манерные, приехавшие одетые с иголочки, и древнего рода, ещё с допетровских времён известного. Продолжить Степану Григорьевичу приветствие помешал громкий хлопок двери в большую комнату, где обед подавать будут. Купец знал из письма что они приедут, так что на кухне сегодня было оживлённо с утра. не те изыски, что при дворце, конечно, но ничем не хуже, по его мнению, будет и купеческий стол. Уха из стерляди, запечённый осётр, поросёнок из печи, хватит чтобы создать хорошее впечатление на гостей. вот уже накрывают, стелят скатерть, расставляют посуду. И, раз уж знакомство с его дочерью, пусть её удивляют дорогими подарками. Да, как же, вот он, подарок. Картонная коробка, в которой, как говорит Долгоруков - старший, платье, сшитое по последней парижской моде, совсем как в "Телеграфе", где, в том числе, освещается и мода.
  - И где ей ходить в этом платье, по избе что ли? - Вполголоса, так, чтобы слышал только подошедший к нему Владислав, насмешливым голосом спросил Степан сына. Нет чтобы красивый платок подарить, хотят поразить их. Показать, какие они всезнающие. И пришлось отойти от сына, переключиться на дочь.
  - Да ты просто покажись в нём перед гостями. Не под венец же сейчас идёшь. - Принялся уговаривать Степан Наталью. Пусть явится перед гостями в платье по последней парижской моде, раз уж гости привезли. И девки сейчас ей одеться помогут. Пусть почувствует себя парижской модницей. Сам Степан Григорьевич давно уже за модой не следил. Одевался, конечно, дорого и богато, как и полагается богатому купцу, но прежде всего чтобы сидело хорошо.
  - А вдруг завтра к императору? - Продолжал уговаривать Степан свою дочь, и это не просто слова, он является, помимо всего прочего, поставщиком двора Его Императорского Величества, и сын его, Владислав, уже делает успехи. Вспоминается как порадовался Степан когда Владислав получил заказ на ткани для нужд армии. Умеет, умеет разговаривать с нужными людьми. Будет достойный преемник, можно будет спокойно провести старость, уйдя на покой и отдав всё сыну.
  - Ну ступай, одень платье и покажись. - Степан смотрит, как служанка ,приставленная к Наталье берёт коробку и оборачивается, ожидая госпожу. В это время в зале продолжают накрывать стол. Успевает схватить за ухо Клима, парня молодого и бестолкового, по его мнению, но расторопного. Если разок пройтись хворостиной пониже спины так и соображать начинает. Сегодня его определили в половые, разливать супы да подавать жаркое.
  - Куда ж ты, глупый, ливрею пялишь? Рубашку чистую одень.
  Отпустив Клима, Степан пригласил рассаживаться всех к столу.

Отредактировано Степан Захаров (2022-05-03 19:45:25)

+4

7

Влад внимательно разглядывал гостей. Он знал людей такого сорта. Среди тех, кто был постоянными покупателями в лавках Торгового Дома Захаровых, таких людей было не мало. Все, кто каким-то образом был вхож в высший свет и относился к дворянству, предпочитал об этом лишний раз всегда напомнить. Напоминания эти были разные. От самых безобидных - учтивых манер, до заносчивости, которую Владислав Степанович терпеть не мог. Какого толка эти нежданные гости оставалось только гадать, но по их манере выходило, что больше всего они хотели понравиться хозяину дома, а, значит, преследовали свою определенную цель. Цель эта была вполне понятна и известна, но не вызывала в душе Влада особенного понимания. Он знал, что последнее слово всегда будет за его отцом, однако не просто же так он позвал его сюда? Значит, и его мнение ему не будет безразличным.
- Как же, - пробормотал Владислав Степанович себе под нос, - кажется, перевелись.
Как же? Не ожидали? - Дальше Влад уже вел мысленный монолог, потому что гости подошли настолько близко, что могли его расслышать, если бы он заговорил вслух. - Подарки то приходить уже давно стали. Об этом говаривали. Только вот вы где-то с полгода на показывались.
Сам же младший Захаров в этот момент поклонился не менее учтиво, чем гости до этого. Сына Степана Григорьевича нельзя было назвать франтом, какие бывали среди купеческой молодежи. Он не французил, не тратил деньги на сюртуки по последней моде и не спускал деньги на развлечения, но при этом был далек от тех купцов, которых называли между собой "бородатыми". То есть ему не были чужды новые веяния, но он не злоупотреблял ими. Зато, как иные "безбородые купцы", предпочитал торговать оптом и нередко с заграницей. Впрочем, и его отец в делах торговли был с ним солидарен. Правда, пока Степан Григорьевич делал все, чтобы стать поставщиком двора Его Величества, Владислав Степанович прикладывал все силы к тому, чтобы реализовать свой "Восточный проект" и торговать со странами Востока.
Влад тоже присмотрелся к коробке, которую привез Долгоруков и объявил, что в ней платье по последней парижской моде. Услышав слова отца, едва сдерживаясь от смеха, Влад любезно, насколько это было возможно в данной ситуации, добавил:
- Скоро не только французское будет в моде, - заявил он. - Разве вы не слышали, господа, что сейчас многие дамы хотят заполучить себе платья из шелков, что производят в Империи Цин. Вы бы видели этот шелк, господа. Право слово, эти тяжелые ткани скоро выйдут из моды. Помяните мое слово, скоро подобное просто надоест. - Поймав на себе удивленные взгляды всех собравшихся довольно прогрессивный в подобных вопросах Влад продолжал. - Вспомните ту моду, что была при матушке Екатерине. Парики нынче не в моде, да и платья уже иные.
В этот момент подошла Наталья, а вперед нее показалась матушка. Вот кто имел явно свое мнение на все происходящее, но тоже прекрасно знал, что последнее слово останется за ее супругом. Да и Наталья не посмела спорить с отцом, когда он сказал ей померить подарок. Даже Владу стала интересно, что же это такое за платье, которое привезли Долгоруковы, желая впечатлить своими подарками Захаровых. Сделать это было не очень просто: не секрет, что Торговый Дом Захаровых имел большое количество товаров из разных стран, поэтому удивить их чем-то было не так и просто.
Степан Григорьевич предложил всем рассаживаться за столом, и Владислав Степанович на правах брата Натальи решил завести разговор с Петром Антоновичем.
- Петр Антонович, а вы служите? В каком чине? - Спросил он. Чаще всего дворяне делали свою карьеру на службе: военной или гражданской. Редко можно было найти дворянина, который бы лишь проводил дни и ночи в поместье, получая лишь доход от земель. Как говорится, и на старуху бывает проруха, бывают и те молодые дворяне, что предпочитают только кутить на балах, да с цыганами.

+3

8

Поначалу все шло как планировалось. Показались  поздоровались дамы, и младшей, Наталье, вручили подарок, то самое модное платье. Даже пригласили к столу. А дальше начались неловкости. Такое впечатление, что их проверяли или испытывали. Петр Антонович несколько растерялся. Младший Захаров, надо сказать, поразил смелостью своего мнения.
   - Скоро не только французское будет в моде,  Разве вы не слышали, господа, что сейчас многие дамы хотят заполучить себе платья из шелков, что производят в Империи Цин. Вы бы видели этот шелк, господа. Право слово, эти тяжелые ткани скоро выйдут из моды. Помяните мое слово, скоро подобное просто надоест. Вспомните ту моду, что была при матушке Екатерине. Парики нынче не в моде, да и платья уже иные.
  - Сударь, уверяю вас, если мы породнимся, Наталья Степановна будет купаться в модных платьях. Обязательно приобретем платья из восточного шелка. Мы не так давно в Петербурге, и потому заехали в ближайшую модную лавку, о которой слышали. Будем иметь в виду, и приобретем такое, о коем вы изволите говорить. - Антон Иванович с упреком посмотрел на сына. Мол, почему не разузнал про новые моды? Что за модистка тебе это продала? Он хотел потом обстоятельно поговорить с Петром. Они, кажется, на грани провала...
  На самом деле они тут уже с полгода, и все это время наблюдали за Захаровыми, стараясь их задобрить и привлечь их внимание. Они не очень понимали, что это подозрительно выглядит, когда дворянин, даже столь захудалый и тем более из обедневшей ветви, пытается так задобрить купеческую семью. Он видел глаза Влада и Степана, а также поджатые губы супруги Степана Григорьевича, хоть поначалу та приветствовала их радушно, и понимал, что дело идет к неудаче.
   - Петр Антонович, а вы служите? В каком чине? - еще один вопрос, от которого он почувствовал неловкость. И он, и сын даже не пытались устроиться на службу. Хотя дела их были в весьма расстроенном состоянии. Впрочем, самому Антону Ивановичу возраст уже не позволял служить. А сын, как и отец в молодости, был слишком кутила и безобразник, чтоб долго задержаться на службе, что на военной, что на гражданской. Евгений Онегин, описанный Пушкиным, это более благородный вариант такого типа людей. Но он выкрутился за сына, которому велел молчать, чтоб тот не сболтнул лишнего:
  - Вот как раз ищем место, на гражданской службе. Петр говорил мне, что ищет доходное местечко в каком-либо министерстве, да нет рекомендаций... Сами знаете, что в наше время не просто найти хорошее место. Вот если б вы знали кого-то, оказали бы содействие...
  Он тревожно посмотрел на дверь, вот-вот должна вернуться Наталья...

+2

9

Не успела Наташа поздороваться и обменяться с гостями любезностями как принято, так ей тут же вручили подарок - дорогое платье по последней французской моде. Не будь девушка несколько наивной, словно не от мира сего, она тут же поняла бы что гости взялись за дело решительно и настрой на успешное сватовство был боевой, раз с порога одаривают такими подарками. Или недовольство было столь очевидно?

Словом, то две версии почему гости так поступили и, как говорится, одна для тех кто видит в людях плохое, другая - хорошее. Наверное, если бы спросили мнение Наташи, она бы решила что они заметили что была не слишком радостной и всего лишь таким образом захотели развеселить и взбодрить виновницу этого вечера. Все женщины и девушки любят платья… Не так ли?

"А, платье…" - эмоции разочарования было сложно скрыть, но она постаралась поблагодарить как полагается правилам этикета, чтоб уж не показаться совсем грубиянкой, да и таковой не являлась, просто платье - это не то чем можно впечатлить Наташу Захарову.

Если бы сваты проявили больше внимания и поспрашивали знакомых, друзей семьи, слуг - да кого угодно - любой бы сказал что младшая дочь Степана Захарова души не чает в цветах и растениях. Любовь к такому времяпрепровождения у неё с детства и никогда не являлось таким уж большим секретом. Её бы впечатлили цветы, но не те что срезанные и в букете, а в горшках или в виде семян. Либо же другие растения в любом виде, в котором их можно посадить.

Например, она давно мечтала об этлингерах. Редчайшие в Петербурге (да и наверное во всей Империи) цветы, стоят они как платье, а, может и дешевле чуть-чуть. Вот такое бы её впечатлило. А так… Для Натальи даже фраза "последняя французская мода" не вызвала никаких образов. Кто его знает как там наряжаются модницы? Да и надо оно ей? Тут уж, пожалуй, она очень походила на отца. Ну было с кого пример брать!

Как оказалось, принять подарок и поблагодарить мало. Надобно было его ещё и примерить. Вот так поворот! Матушка, к слову, уже отошла проверить как накрывают на стол, но в одиночестве Наташа не простояла долго, к ней подошёл отец и тихим голосом начал уговаривать облачиться в новый наряд.

- Примерить?... А обязательно? - по началу заупрямилась сразу она.

Батюшка продолжил уговаривать. Его фраза про императора вызвала смешок, она много не понимала, особенно того насколько влиятелен купец Захаров,  так как сама была далека от этого дела. Знала только что очень, но не представляла что настолько. Вот ещё! Какое дело есть до неё, молодой девушке с заболеванием, которое не может объяснить ни один врач и таким большим и не самым популярным увлечением?!

Хотя… Если так подумать. В их семье почти все дети Захаровых чем-то да страстно увлечены. Анна, вон, грезит театром что даже сбежала из дому, Владислав при любом удобном случае про свой восток говорит. Виктория только, вроде как, самая "нормальная" среди них.

"Вот опять начал…" - без злобы подумала Наташа.

Интерес к Китаю и Индии в ней никак не откликался, но к нему относилась с уважением, сама тоже при любом удобном случае заводила речь про свои интересы, однако бывает что надоедало слушать.

- Ладно, я примерю, - со вздохом сказала девушка, быстро сдавшись.
- Благодарю за подарок ещё раз, - обратилась она к гостям, - Я сейчас.

Служанка забрала коробку и они вместе пошли примерять новое французское платье. К слову на служанку оно произвело куда большее впечатление. Она не выдержала и как только скрылись от взора гостей на ходу заглянула в коробку с восклицанием какая же красота.

- Как хоть эта французская мода выглядит? - отозвалась девушка,  никак не реагируя на восторг служанки.
- Вот сейчас примерите и всё сами увидите! Снимать потом не захотите! - ответила та, уже толкая дверь комнаты.

+3

10

- Обязательно. Сделай приятно гостям. Носить, если не понравится, совсем не обязательно. - он сказал эти слова так, что их слышала только Наташа. Степан Григорьевич знал свою дочь, и его самого удивило то, что визитеры выбрали именно такой подарок для его любимой Наташеньки. Он, как и все, и даже лучше других, знал, как она любит живые цветы. Вот если б привезли какой-то экзотический цветок, то порадовали бы дочь больше. Впрочем, как бы учтиво она себя ни вела, ее глаза, некоторая невербальная мимика передавала ее чувства, он это видел, как и то что все его аргументы явно не действовали на Наташу, и что слушает она их больше из соображений приличий.
  А тут и Влад про свой Восток заговорил. Иногда напрягало это увлечение, но польза в этом была Торговому дому Захаровых. Восточные ткани хорошо продавались, и насчет мод Влад тоже прав. Эта легкость уже наблюдалась в годы войны с Наполеоном, победой над которым теперь гордится любой истинно русский человек. В парадных платьях еще было нечто тяжелое, но уже на балах Венского конгресса, если верить газетам, портретам, уже была некая воздушная легкость. И было еще что-то в этом платье, смутившее его, когда он заглянул в коробку, прежде чем отдать примерить Наталье - ему показалось, что там слишком глубокий вырез. Пусть она оденет, и тогда все будет ясно, может, ему показалось... Срам ведь, он русский православный купец, а эти французы чертовы - нехристи. Вольнодумная страна, давшая миру не только Руссо и Вольтера, но и скабрезную литературку вроде сочинений некоего маркиза Сада, кажется. Они с Софьей следили чтоб дочери сей соблазн даже в глаза не видели. Они королям своим, Государям, помазанникам Божьим, головы поотрубали, цвет своей нации уничтожили кровавым Террором, и только среди них мог появиться этот корсиканский людоед, Наполеон Буонапарте. И именно оттуда, как поговаривают знающие люди, заговорщики те самые свои дурные идеи из Заграничного похода привезли... И правильно Влад спросил о службе. Опять же, судя по тому, как ведут себя и выглядят гости, служба им неведома... Он зятя своего, Владимира, редко видит поэтому, все служба государева... Но того уважать хочется, да и судя по всему, наладилось все у Виктории, счастлива она, что радует сердце отцовское. А эти вертопрахи, что старый что малый... В лавку они ближайшую заехали... знаем мы... Местечко, значит, ищут? Вот тут он их и проверит... Есть с кем поговорить насчет рекомендаций...
  - Могу вас рекомендовать одному высокопоставленному чиновнику при дворе, господину Любомирскому. Да какое образование у вас, сударь мой? Служба и в министерствах разная бывает... - интересно, что скажут? Небось и не учился Петр вовсе...

Отредактировано Степан Захаров (2022-05-06 00:44:18)

+2

11

Владислав Степанович продолжал разглядывать гостей в их доме, будучи уверенным, что нет, и не может быть причины, чтобы эти сваты пришлись ко двору. Платье они подарить удумали? Вот что придумали. Будто бы в доме Захаровых и вовсе нет чего-то эдакого, будто и не разбираются в моде по-французски. Знал Владислав, что и отец его сразу все понял. Видно, что гости то мнят из себя больше, чем являются на самом деле. Да и Наташа никакого особого интереса не проявила при появлении таких гостей.
Влад знал, что не смотря на богатства, которые были благодаря грамотной торговле в Торговом доме Захаровых, его отец был взглядов довольно консервативных. Он вряд ли бы польстился на такие подарки или сладкие речи, а вот по делам он всегда мог точно оценить, какой человек был перед ним. Сам младший Захаров тоже этому учился у отца. В конце концов, они и сами были не бедны, и имели достаточно высокое положение в обществе, чтобы позволить себе выбирать тот круг общения, который нравился им самим. К тому же, Владислав Степанович был уверен, что претендентов на руку Наташи может отыскаться достаточно и без этих... Как они себя величают? Долгоруковы?
Поняв, что собеседники не увлечены его рассказом, Влад решил, что стоит обождать с дальнейшими разговорами, и посмотреть со стороны, как будут вести себя Долгоруковы. Сладить сейчас со Степаном Григорьевичем им будет очень сложно. Они еще не знали, какого он нраву. Да и Наташа не влюбится с первого взгляда в Петра Долгорукова, чтобы просить папеньку выдать за него.
Оставалось только предполагать, зачем они, собственно, пожаловали. Ответ напрашивался сам собой - им нужны были деньги. Известно, что подобные браки, меж дворян и купцов, могут быть только из-за денег последних. Обнищавших дворян не мало, а вот бедный купец - уже не купец. Значит, понимают прекрасно Долгоруковы, что могут за Наташеньку приданное хорошее получить.
К тому же, как оказалось, Петр Антонович действительно и не служил вовсе. Что же он делал все дни напролет? Владислав теперь с любопытством оглядывал гостей, пока Наташа ушла прочь, чтобы примерить платье. И, правда, любопытные были субъекты, нечего сказать.
- Как же так? - Спросил Владислав Степанович. - Разве не должен каждый заниматься каким-то делом? Я уверен, что чиновники совершают кучу важных дел во время своей службы. Вот взять бы хотя бы недавние министерства, которые в 1802 году появились. Там много чиновников, и служба их очень важна. А можно и у градоправителя на службе состоять. Такое, говорят, дело очень прибыльное. Да и Павел Васильевич, как говорят, человек очень деятельный.
Но верно говорил Степан Григорьевич - для любой службы образование нужно. Необразованных на службу не возьмут. К тому же, для разной службы нужно разное образование. Самому Владиславу Степановичу в этом было намного проще. Его домашнего обучения и природной смекалки вполне хватало, чтобы вести дела в лавках торгового дома.
Сели за стол. Гости, как показалось младшему Захарову, были не очень довольны тем, что заговорили про службу и образование. Зато приглашение им польстило. Влад заметил, как Антон Иванович стал улыбаться, радуясь такому приглашению. Еще больше он был доволен тем, что Наташа пошла примерить платье, которое было подарено гостями.
Владислав Степанович решил, что стоит продолжить беседу на какую-нибудь более нейтральную тему, а заодно побольше узнать про гостей:
- А вы чем увлекаетесь, Петр Антонович? Может быть охоту любите? Или театр?

+3

12

- Мы это осознаем, потому и будем признательны, ежели ваш батюшка похлопочет о Павле Антоновиче перед сим господином, - вслух сказал Антон  Иванович. А про себя взял на заметку узнать больше о сем господине. Говорят, дотошный, опасный. Все про всех знает. Именно он многое решает, как шепчут знающие люди... Такой может помочь, но может и погубить.
Если честно, образование у обоих было как позже опишет Александр Сергеевич, "сперва мадам за ним ходила, потом месье ее сменил". Кое-как на гувернеров наскребли, не особо утруждаясь воспитанием. И если честно, оба не пытались служить. Зато много кутили по трактирам, да и в гостиных не чурались азартных игр, что такое крапленые карты знали не понаслышке. Сначала везло, новичкам в таких вещах поначалу везет. И долго Антон ппромышлял шулерством, и сына, как подрос, пристрастил, пока не нашлась на них управа. Сначала просто долги появились, но как-то Антон смог отдать, и даже отыгрался. А дальше - хуже. Их обыграли другие местные шулеры, просто вошли в доверие, взяли якобы в компаньоны. И однажды просто исчезли, пока отец с сыном спали, со всеми деньгами. К тому же - любовницы денег стоят. Девки случайные трактирные. Таким образом все почти состояние было прогуляно, пропито, проиграно в карты и кости.  И этой женитьбой они хотели поправить дела.
  Но говорить об этом не нужно.
  - Обычное, как принято. Светское. При дворе блеснуть сможем, ввернуть латинскую фразу, станцевать котильон или вальс - всегда пожалуйста. - Антон и не планировал делать из сына воина или канцелярского служаку. Лишь бы сын не терялся в блестящем столичном обществе. - Если есть возможность попасть на придворную службу - почему бы нет? В министерство - ответственно, хоть и большая честь.
   Хозяева, впрочем, видимо, поняли, что сия тема не нравится визитерам. Антон оживился, когда пригласили к столу. Вел он себя по-светски, манерно, явно старался понравиться.  И то что что девушка ушла мерить платье - очень обнадежило его.
    - Мы театр больше всего уважаем, лучшее место для приобретения новых знакомств или где можно узнать новости из првых рук, - они были не единственные, кто в театр ходил не на представление, а больше чтоб блеснуть в свете. Только не всегда билеты можно было купить, с их-то долгами. Если спросить - чем понраился, скажем, один из спектаклей в постановке Белозерова - ни он, ни сын не смогли бы ответить. Там они больше, как многие светские господа, охотились за дамами полусвета. Или за возможными соигроками в карты. За новыми связями. Ловили сплетни. Они всегда брали места в ложах, и там предавились светским интрижкам. Лорнировали дам. В антрактах решали свои дела.
  Вот только он не очеь замечал, что все это все меньше нравится хозяевам. Что мнение о них у обоих Захаровых сложилось. Но - чувствовал, что им все труднее поддерживать беседу.

0


Вы здесь » Петербургское дворянство » О героях нашего времени » 09 сентября 1826 года. Одна беда с такими сватами.